Строка новостей
Домой / Персона / Алексей Мишин: система оценок в фигурном катании вызывает у меня сожаление

Алексей Мишин: система оценок в фигурном катании вызывает у меня сожаление

«Что касается ситуации с Загитовой и Медведевой, то на моей памяти это третий случай столь болезненного внимания к фигуристам», – говорит Алексей Мишин.

На старте чемпионата России по фигурному катанию «АиФ» поговорил с легендарным тренером о том, что у него вызывает сегодня сожаление, «стриптизе» на льду и о личной жизни спортсменов.

Досье

Алексей Мишин. Заслуженный тренер СССР и России. Родился в 1941 г. в Севастополе. Выступал в паре с Тамарой Москвиной. С 1973 г. на тренерской работе. Среди его воспитанников – Алексей Урманов, Алексей Ягудин, Евгений Плющенко, Каролина Костнер, Елизавета Туктамышева и др.

Елена Данилевич, «АиФ»: Алексей Николаевич, на прошлой неделе прошло сообщение, что Елизавета Туктамышева госпитализирована с пневмонией. Как самочувствие вашей ученицы? Получается, на чемпионат России она не поедет, а ведь это отбор на первенство Европы, мира?

Алексей Мишин: У Лизы диагностировали воспаление лёгких, сейчас она находится в больнице под Новогорском. Врачи говорят, что пробудет не менее двух недель. Не знаю, где она так сильно простудилась. Сами понимаете, первенство России в Саранске Лиза будет вынуждена пропустить. Решение о снятии по объективным причинам приняла федерация по инициативе тренерского штаба. Сейчас ей уже намного лучше, температура и самочувствие в норме. Что касается будущего, давайте не будем загадывать и прогнозировать, а просто пожелаем Лизе скорейшего выздоровления.

– В финале Гран-при в Ванкувере Туктамышева завоевала «бронзу», другая ваша фигуристка – 16-летняя Софья Самодурова оказалась на 5-м месте. Считаете, они выполнили задачи, которые перед ними стояли?

– Считаю, что справились. В условиях жёсткой конкуренции девушки сумели показать свои лучшие качества, откатали программу без падений. У Лизы оценка за техническую сложность почти равна результату Рики Кихиры (16-летняя японская фигуристка, выигравшая финал Гран-при. – Ред.). И даже превышает баллы Алины Загитовой, которую я очень люблю и уважаю. Ошибки, конечно, были, но это только добавляет опыта. По-моему, Лиза и Софья остались довольны, что тоже много значит.

«Важные вещи ушли куда-то в тень»

– В шестёрке лучших фигуристок в Ванкувере японок было столько же, сколько и русских, – три. Эксперты говорят, что за успехом японских спортсменок стоит наша школа, они просто взяли всё передовое из женского катания в России. Получается, мы сами вооружили соперников?

– Здесь надо смотреть на вопрос шире. Долгое время советское фигурное катание доминировало в мире. Спортсмены из многих стран заимствовали всё то, что было создано нашей системой физического воспитания. Несколько моих пособий, например, переведены на итальянский, немецкий, английский языки.

Так вот, японцы, как и другие, активно пользовались нашими наработками. Не обошлось, впрочем, и без американских хореографов и канадских деятелей искусств, которых японские фигуристы традиционно привлекают к работе. Сочетание русской техники и американских хореографов принесло те высокие результаты, которые мы сейчас видим.

Что касается Кихиры – это очень талант­ливая девушка. В её приёмах нет особых находок, секретов, однако она прекрасно выполняет прыжки, быст­рые вращения в воздухе. Её можно только поздравить с новым мировым рекордом.

– Вернёмся к Туктамышевой. И болельщики, и многие фигуристы говорят, что Лизу зажимают судьи. А что скажет её тренер?

– Сейчас правила оценки мастерства фигуристов подвергаются ревизии. Если мы возьмём выдающиеся программы прош­лого, которые исполняли, скажем, английские танцоры Торвилл – Дин, Белоусова – Протопопов, Пахомова – Горшков, – это были маленькие спектакли, где выверено каждое движение, каждый взгляд. К таким же шедеврам относится «Зима» Ягудина, «Нижинский» Плющенко. Но по современным требованиям они не соответ­ствуют тенденциям фигурного катания в части композиции, интерпретации. Соответственно и оценивались бы не столь высоко, как того заслуживают.

Алексей Мишин: фигурному катанию помогут космические технологии

Постановка, выразительность программы – понятия очень многогранные. Они подразумевают гораздо большее эстетическое воздействие на зрителя, чем просто переход от элемента к элементу. Важные вещи, но они ушли куда-то в тень, что вызывает у меня сожаление. Фигурное катание – это спорт, где искусство играет одну из главных ролей. Двигательная активность спортсмена не может служить основным критерием для высокой оценки всех компонентов, что сегодня происходит. В этом отношении программы Загитовой – отточенные и детально продуманные – на последних стартах были оценены не всегда по достоинству. Конечно, обидно и за Лизу, когда её хорошо исполненный лутц получает такую же надбавку у некоторых судей, как и «невидимый невооружённым глазом» аналогичный прыжок соперницы…

Думаю, Международный союз конькобежцев и его судейский полк должны обращать внимание на эту проблему. Поиски адекватного применения правил в оценке компонентов программ – задача сегодняшнего дня.

Есть ли у фигуристок дресс-код?

Просто женская зависть?

– Показательный номер Лизы, во время которого она сняла куртку, не обсудил только ленивый. Когда вы давали добро на «стриптиз», ожидали, что это вызовет такой фурор?

– Нет, для нас это стало сюрпризом. Номер ставила хореограф нашей группы Тать­яна Прокофьева, а я был инициатором «раздевания». Читал об эффекте, который он произвёл, разное. Удивили отзывы, вызванные не иначе как женской ревностью. Могу сказать одно: кто хочет – смотрите и любуйтесь.

– Вам не кажется, что столько злости, сколько мы видим сейчас у иных болельщиков фигурного катания, нет даже в футболе? Например, когда Максим Траньков решил поддер­жать Женю Медведеву, фанаты Алины Загитовой в соцсетях пожелали ему «заболеть раком». Как это объяснить?

– Это бушуют тёмные стороны человеческой жизни. Не раз наблюдал, как добрые отношения превращаются в какое-то остервенение, рушатся все контакты. Подобное происходит и в парном, одиночном катании, танцах. Ничего хорошего в этом нет. Что касается ситуации с Загитовой и Медведевой, на моей памяти это третий случай столь болезненного внимания. Первый – когда Уланов ушёл от Родниной и стал кататься со Смирновой. Аналогичное произошло, и когда в Солт-Лейк-Сити конкурировали Ягудин и Плющенко. Их соперничество обросло настолько разными слухами, далёкими от реальности… А сейчас всё усугубляется ещё и Интернетом, мгновенно распространяющим информацию и являющимся для кого-то площадкой для самовыражения. В итоге и без того напряжённая ситуация приобрела особенно неприятные оттенки.

– Есть тренеры, считающие, что личная жизнь подопечных их не касается, а есть те, которым важно, с кем молодые люди встречаются, чем занимаются на досуге. Вы к какой категории относитесь?

– Занимаю промежуточную позицию. Нельзя грубо вмешиваться в личную жизнь ученика. Считаю, что связка «тренер – спортсмен» – тандем независимых людей, равных партнёров. И никогда не приветст­вовал таких вещей, как были в хоккее, где игроков отрывали от семей, запирали, по сути, на базе. Переносить лагерный режим на спорт неправильно. Я никогда не думал о том, чтобы следить за своими ребятами. Другое дело, что им нельзя дать совершить глупость. Так, я не приемлю алкоголь и курение. И при мне во время банкетов даже бывшие мои ученики не позволяют себе ни пить, ни тянуться к сигарете.

Источник

Про СпортОбзор

Проверьте также

Вся из себя ФИФА. До чего дошёл наш футбол спустя год после чемпионата мира

«Чемпионат мира в 2018 г. должна была принять Россия, а в 2022 г. — Америка. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *